Реформа ценообразования: будет ли достигнута экономия бюджетных средств?

Принципиальные решения о внедрении Федеральной государственной информационной системы ценообразования ФГИС ЦС и переходе на ресурсную модель ценообразования в строительстве приняты и юридически закреплены в Градостроительном кодексе и постановлениях Правительства. И сейчас нет смысла обсуждать целесообразность и обоснованность принятых государством решений. А вот детали и методы – об этом стоит очень серьезно поговорить!

Не подвергая сомнению цели и задачи реформы, тем не менее в ее организационную и методическую составляющие необходимо внести серьезные коррективы. Один из вопросов состоит в том, чем и как мы будем наполнять ФГИС ЦС. Конечно, нужно собирать информацию о стоимости строительных ресурсов, в том числе в региональном разрезе, и она должна быть доступной. Более того, мы сейчас говорим о создании общероссийского реестра товаров и услуг в свете реформирования системы государственных закупок, что тоже правильно. Но там есть понятие «референтные цены». То есть мы создаем систему мониторинга и даем какие-то ориентиры, в первую очередь для государственных заказчиков, чтобы они могли ориентироваться в море цен. Существует ограниченный перечень товаров и услуг, цены на которые регулируются государством – отдельные виды лекарств, хлеб, ЖКХ, проезд в городском транспорте и т.д. Все остальные цены должны носить референтный характер и служить определенным ориентиром. И если чье-то предложение выбивается из общего референтного уровня, тогда возникают вопросы к производителю, поставщику или подрядчику, потому что нужно бороться как с демпингом цен, так и с их завышением.

Но Минстрой России хочет сделать цены из ФГИС ЦС инструментом расчетов за выполненные работы, а это вещи недопустимые, это в корне противоречит законодательству. Позиция Союза инженеров сметчиков состоит в том, что эти цены должны быть референтными и лимитными, то есть, определяя объемы финансирования и начальную (максимальную) цену контракта, эти цены могут использоваться на начальном этапе, когда неизвестен исполнитель, не известна сырьевая база и другие параметры. То есть на стадии определения начальной цены эти сметные цены строительных ресурсов можно использовать, но при расчете за сделанные работы – ни в коем случае.

Мы же не случайно подняли вопрос о том, что в последние несколько лет строительство накрыла волна уголовных дел, каждый день – новые «посадки». За последние два года более 30% руководителей строительных министерств регионов арестованы и находятся под следствием, кроме того, арестовывают вице-губернаторов, директоров департаментов, а также руководителей со стороны заказчика, мэров городов. Каждое второе уголовное дело связано со стройкой! Там и хищения, и завышение цен, и сговор, и подлог – полный набор! Конечно, это создает определенный негативный фон.

При этом перед федеральными структурами поставлена задача усиления контроля за эффективным использованием бюджетных средств. Счетная Палата рвется в бой, расширяются контрольные функции Федерального казначейства в системе государственных закупок. Но что строители понесут в Федеральное казначейство как доказательство обоснованности смет? ФГИС ЦС? Для Минэкономразвития России и Минфина России, а тем более, для Казначейства это не аргумент.

К примеру, Федеральное казначейство при сопровождении государственных контрактов имеет право проверить: - соответствие объемов исполнения контракта по документам и по факту, - соблюдение предусмотренных сроков, - факт поставки товара (приемку могут зафиксировать с помощью фото- и видеосъемки), - соответствие цены товара его себестоимости по структуре затрат, - размер прибыли на соответствие предельному размеру прибыли, установленной контрактом.

Минстрой никак не может понять, что он – отраслевое министерство, а Минэкономразвития, Минфин и Казначейство будут руководствоваться Бюджетным кодексом и понятием себестоимости.